Продолжив пользоваться сайтом Digitark, Вы соглашаетесь на использование файлов Cookie.

Тренды в области телекоммуникаций, которые нельзя пропустить

#big data #big data #iot #iot

Что сейчас происходит в мире телекоммуникаций? О трендах и ближайшем будущем этой отрасли в интервью Туули Эльстрок рассказал директор подразделения бизнес-клиентов Telia Тармо Кярсна.

Статья была опубликована в журнале Director. Автор: Туули Эльстрок, журналист-фрилансер

 

 

За последний год в Эстонии в сфере коммуникаций произошли удивительные изменения: в декабре в городке TalTech открылась первая в стране сеть 5G, несколько месяцев спустя появилась покрывающая всю Эстонию сеть интернета вещей. В марте начали предоставлять услугу VoWiFi, благодаря которой можно звонить по мобильному телефону через WiFi. Однако конце мая на повестке дня возник вопрос: безопасна ли для здоровья долгожданная сеть 5G.

«Порой я диву даюсь, как возрос темп, – говорит Тармо Кярсна. – Все эти изменения и тренды тесно взаимосвязаны и указывают направление, на котором стоило бы сосредоточиться предприятиям для гибкого обслуживания клиентов и успешного руководства».

Поговорим о главных трендах.

 

 

Интернет вещей, то есть loT (Internet of Things)

 

«Интернет вещей, где все домашние устройства вокруг нас соединены, ещё на многие годы останется хайпом, – считает Тармо Кярсна. – Все ждут, что он вот-вот появится, и вся домашняя техника будет соединена в общую сеть, и жизнь станет проще. Но на деле… например, телевизоры 3D появились и исчезли, потому что никто не смотрит дома телевизор в очках – эффект появляется только на большом экране и в тёмном помещении. Или стиральная машина и тостер, за которыми через приложение можно следить, работают ли они. А вам точно нужна эта информация?» По мнению Кярсна, порой технологии развивают просто для того, чтобы увидеть, до чего можно дойти.

Однако он уверен, что у интернета вещей есть будущее в связи с развитием общества и бизнес-среды. Например, в виде сенсоров, которые помогут получить лучший обзор производственного процесса и распознать сбои. Конечно, в использовании сенсоров нет ничего нового, новость только в их освобождении от проводов. Раньше на прокладку проводов при переносе производства уходило безумное количество ресурсов, беспроводная же технология позволяет проводить реорганизацию быстро.

Можно привести пример из жизни: фирмы, занимающиеся сбором отходов, сейчас не имеют чёткой картины того, где находятся их контейнеры, сданные в аренду. «Датчик, подающий сигнал о местоположении контейнеров, мог бы в этом помочь, – рассказывает Кярсна. – Или фирма – железнодорожный оператор. Сейчас у них есть специально обученные или просто опытные люди с острым слухом, которые во время прибытия поезда внимательно прислушиваются, не издаёт ли какое-нибудь вагонное колесо неправильный звук и не нуждается ли оно в ремонте, и записывают это. Вместо этого на вагоны или на рельсы можно установить сенсоры, которые могут быстрее и точнее найти неполадки». Так что, хотя простым клиентам интернет вещей сейчас в основном не нужен, он предельно понятен и требует развития в определённых сферах: дорожном движении, медицине, производстве, промышленности.

 

5G

 

Развитию интернета вещей способствует принятие на вооружение 5G, т.е. стандарта мобильной связи пятого поколения. Это широкополосное соединение, которое означает до двадцатикратного повышения скорости сети, незаметную для человеческого глаза латентность и готовность к массированному и скоростному использованию мобильных данных – в любом месте, с любого устройства. Для предприятий это означает новые бизнес-модели, инновации и ещё большую дигитализацию.

«Поначалу сеть 5G предназначена больше для бизнес-клиентов, – поясняет Кярсна. – потому что она обеспечивает низкую латентность, так что, предприятия могут связать через интернет устройства, зависящие друг от друга». В будущем этому, вероятно, найдётся применение и в виде услуг для частных клиентов. Он напомнил, как при выходе на рынок стандарта 3G поначалу никто не знал, что с ним делать: то есть как можно зайти в интернет с телефона? «С 4G было уже понятнее: ага, она быстрее, и мейлы тоже открываются быстрее. Технология требует всё большей скорости передачи данных, так что, триумф 5G станет логичным продолжением». Дальше, по его словам, вмешивается физика: «Воздух со своими частотами – ресурс ограниченный. В случае с 5G мы используем новые частоты, но частично используем и частоты 3G и 4G, разница в технологии».

 

Отличия

 

Чтобы понравиться клиенту, важно выделяться. «Телекоммуникационные фирмы используют стандартные технологии, часто от одних производителей. Отличия заключаются в умении предоставить услуги, которые понравятся клиенту». Например, в Голландии появился виртуальный оператор без собственной сети, арендующий частоты у существующих операторов. Сосредоточились на турках. Сайт и счета на турецком языке, дешёвые звонки в Турцию.

За год в Голландии и Бельгии набрали около 2 миллионов клиентов. И никаких новых технологий, просто нацелились на новый сегмент и через него смогли отличиться.

 

 

Big data

 

Одна из возможностей выделиться и завоевать клиентов, – это доступ к данным и умение их читать. По словам Кярсна, много лет назад классический подход был таким: наймём аналитиков данных, они переработают наши данные и найдут там какие-то закономерности. «Какие закономерности? – восклицает он. – Ты должен знать, какую проблему решаешь, и только тогда начинать искать решение. Тогда big data придёт в движение».

Например, в прошлом году Telia проводила проект в Хельсинки, где было доказано, что при помощи данных можно направить передвижения людей. «Открылось долгожданное продолжение линии метро, однако после открытия оно было пустым». С помощью Telia было изучено перемещение людей в окрестностях станции – оказалось, что метро пользовались только люди, живущие в радиусе 300 метров от неё. Тогда город изменил маршруты автобусов, которые стали подвозить людей к станциям метро. «Через полгода провели новые замеры, и оказалось, что радиус, в котором люди используют станции метро, вырос до 2,5 – 3 км. Это довольно много!» Так что, при правильном использовании в данных кроется огромная сила и ресурс. Помимо прочего, данные подпитывают развитие искусственного интеллекта, который живёт и обучается за их счёт.

 

 

Отберёт ли искусственный интеллект у нас работу?

 

«По некоторым оценкам, искусственный интеллект в мире сейчас находится на уровне развития трёхлетнего ребёнка. То есть, он делает только то, что мы ему скажем, – говорит Кярсна. – Однако ещё на нашем веку он значительно поумнеет». В качестве примера можно привести чат-боты и голосовые боты, которые с нами уже общаются, в основном на сайтах или в Facebook. «Это беседа, основанная на опыте, когда чат-бот обучается на практике. Человек в этом случае – как мать ребёнка, говорящая ему, правильно или неправильно он научился», – поясняет он.

Имеет ли под собой почву опасение, что роботы захватят мир? Кярсна проводит параллель с девяностыми годами, когда пугали, что с появлением бухгалтерских программ наступит жуткая безработица. «Однако не наступила! Есть просто привыкание, у людей появляются новые профессии, о которых мы сейчас и подумать не можем. Поскольку роботы весьма практичны, их дело – рутинная работа: что-то поднять, заполнить формы – и другие работы с низкой добавочной стоимостью». Людям же останется то человеческое, что никогда нельзя будет заменить роботами. «В Германии в домах престарелых использовались роботы-андроиды. Да, они были куда точнее – все анализы и лекарства были готовы вовремя и в нужном количестве, без человеческих ошибок, однако это не то, что было нужно. Робот не человек, а там был нужен именно человек, с которым можно пообщаться».

 

 

Touch and feel

 

Тармо Кярсна считает, что перед миром стоит интересная человеческая дилемма: «Например, предсказывается переход всей музыкальной индустрии на цифровые платформы, однако одновременно мы видим рост продаж виниловых пластинок. Всё больше людей хочет обладать чем-то – назовём это таким явлением, как touch and feel – человек имеет внутреннюю потребность что-то физически осязать, ощущать, особенно в цифровую эпоху». Поэтому он уверен, что новое поколение будет ценить физические вещи, и в виртуальный мир всё не перейдёт. Другой вариант: хоть люди и будут использовать всё виртуальное, будут всё же ожидать, что оно приватно и уникально, только для них. Пример этого – социальные сети: люди не хотят быть там, где все, и создают в Facebook закрытые группы (например, одноклассники, товарищи по тренировкам, соседи) или ищут не настолько распространённые платформы.

 

 

Кибербезопасность

 

«Пять лет назад киберпреступлением было напасть на чью-то фирму, превратить компьютеры в зомби или вовсе перехватить контроль над ними. Злодейства совершались по чьему-то заказу, деньги получали от заказчика. Сейчас всё наоборот: атакуют пользователей, пытаясь заполучить у них данные, заставить оплатить поддельные счета или пройти по ссылке, которая закриптует данные в компьютере. Это называется фишинг, то есть, выманивание данных обманным путём. Для восстановления данных обычно требуется заплатить. В Эстонии есть фирмы, которые выложили довольно крупные суммы», – поясняет Кярсна. Ещё коварнее ситуация, когда преступник устанавливает в компьютеры программы, которые следят за перепиской предприятия с клиентами и партнёрами, и вмешивается, присылая идентичный счёт, только с другим номером расчётного счёта и припиской об изменении с просьбой перевести деньги на новый счёт. Фирма может сделать несколько переводов, пока не заметит обман.

 

По оценке Кярсна, кибербезопасность у нас пока в коротких штанишках, особенно это касается мышления: вроде, и не всё в порядке, но об этом никто не хочет знать, и никто не хочет этим заниматься.

Или считают, что знают достаточно. Фирме может казаться: мы такие маленькие – ну кому нужно на нас нападать? Но если выманить у каждого по 50 евро, а обманутых будут тысячи, то прибыль будет весьма ощутимой. Именно так думают преступники. «Руководителям нужно не бояться таких ситуаций, а обязательно обучать работников. В Германии фирмы заказывают аудиты кибербезопасности, чтобы быть уверенными в своих позициях».

 

Нехватка рабочей силы в секторе ИТ

 

По словам Кярсна, логика здесь проста. «Университеты выпускают специалистов циклами, которые сбились, когда нашим единорогам стартапов (Skype, Transferwise, Bolt и т.п.) разом потребовалось больше специалистов. Ты не можешь, как в фильме «Матрица», просто закачать в себя программное обеспечение и стать пилотом вертолёта, на это нужно время», – рассказывает он. Время реакции университетов от составления программы до первого выпуска – 3 – 8 лет. «К тому же, мы находимся под влиянием низкой рождаемости, длившейся до конца 90-х, и двадцатилетних у нас мало. Нам просто неоткуда взять молодёжь».

Многое зависит и от государства, налогов и поддержки предпринимательства. «Молодёжь не приклеена – если становится неудобно, люди просто переезжают туда, где лучше жить и делать бизнес», – отмечает Кярсна.

Нереализованный потенциал в сфере технологий он видит в женщинах: «Их мало в ИТ во всём мире, не только в Эстонии. Поэтому нужно пробудить интерес и предоставить возможность выбора уже в основной школе». Гендерные стереотипы, согласно которым мальчики должны специализироваться на математике, а девочки на литературе, по мнению Кярсна, до сих пор существуют. Образ мыслей необходимо формировать, конечно, с учётом личных предпочтений – прирождённого гуманитария на заставишь выучить ИТ. Положительный пример – серия мероприятий Tech Girls и школа роботики Таави Коткаса для девочек.

Мир стартапов зависит от успехов экономики, и хотя сейчас там всё хорошо, Кярсна чувствует надвигающуюся угрозу: «Если источники иссякнут, на рынок выйдет множество айтишников, которые привыкли к очень хорошей жизни, к тому, что они диктуют, что хотят, и им это обеспечивают. И тогда возникнет социальный кризис. Если мы слишком много вкладываем в один сектор, мы становимся слишком зависимы от него».

 

Социальная ответственность

По словам Кярсна, Telia прекрасно отдаёт себе отчёт, что, с одной стороны, сфера телекоммуникаций даёт множество возможностей, с другой – в ней таится множество опасностей: как цифровые риски и кибербуллинг, так и нагрузка на окружающую среду. Поэтому запущен очень амбициозный проект по защите окружающей среды, который продлится до 2030 года: ноль отходов, ноль выбросов СО2, и не только в бизнесе самой Telia, но и во всей цепи поставок, со всеми партнёрами. Во всём мире предприятия уже давно вносят свой вклад в общество. Telia старается своим примером увлечь другие предприятия и в Эстонии. «Забота об окружающей среде – тема не только для правительств, и подвижки начнутся только тогда, когда крупные корпорации что-то предпримут».

Сейчас все центры данных в мире потребляют столько же энергии, сколько вся Великобритания за год.

«Их эмиссии СО2 сопоставимы со всей авиацией. К примеру, в Эстонии мы отапливаем энергией центров данных свои офисные здания, а новый центр данных мы построим рядом со станцией когенерации возобновляемой энергии Utilitas», – говорит Кярсна.

Кроме того, Telia основательно взялась за уборку цифрового мусора. В ходе прошедшей в начале этого года цифровой уборки тысячи людей и более 70 предприятий очистили свои устройства от ненужных файлов общим объёмом более одного петабайта, то есть, миллиона гигабайт.

Присоединиться к акции День цифровой уборки 2020 можно здесь.

 

 

 

 

Комментарии